Поиск
  • Tomas Torquemada

Для тех, кто не знает и век бы им не знать

Можно ли в принципе остановить запой? – Этот вопрос волнует не столько самих запойных алкашей, сколько их близких, вынужденных воочию видеть, как муж, отец, сын, брат (а равно и жена, мама, дочь, сестра – поскольку этанол не делает различий по гендерным, социальным, интеллектуальным или иным признакам, он одинаково губит всех), теряет человеческий облик и становится лишь подобием человека. Не алкоголики ничего не понимают, они – растеряны, испуганы, разгневаны. Им до боли жалко алкаша в запое и самих себя, и других близких, особенно детей. Но в то же время близкие в таких случаях нередко подвержены и злости на алкоголика, вплоть до того, что желают ему смерти. И даже не подозревают, насколько могут оказаться близки к реализации своего мимолетного желания, мысли, проскочившей в гневе и боли.

Суть в том, что у алкаша в состоянии запоя отключается сознание. Напрочь – возвращаясь к нему редко и не надолго. Сохранившаяся часть личности алкоголика, его человеческое «я», отступает куда-то на задний план, уходит в глубокий тыл его мозга, а управлять телом оставляет отравленные клетки с нарушенными нейронными связями. Ну они и управляют так, что организм алкаша требует лишь одного – продолжения банкета. Пить и снова пить. До отказа, в буквальном смысле. А мозг алкоголика продолжает требовать от него пить, даже когда начинают отказывать внутренние органы: желудочно-кишечный тракт, поджелудочная железа, почки, печень – не справляющаяся уже с нахлынувшим потоком отравы…

В таких случаях лучше всего, конечно, сдать алкоголика в наркологическую клинику, государственную (но там поставят на учет, если до сих пор учета не было) бесплатно по полису ОМС, либо в частную, анонимно, без учетов, но за деньги. Распространенным вариантом также является услуга «вывод из запоя на дому», анонимно и платно, но существенно дешевле лечения в клинике на стационаре.

Эта услуга представляет собой визит на дом к запойному алкашу врача (или фельдшера) с дежурным набором для капельницы (очистить и слегка разжижить кровь, сбить артериальное давление, провести поверхностную детоксикацию организма) и запасом успокоительных и седативных средств на 2 – 3 дня вперед. Потому, что нередки случаи, когда алкоголик после капельницы, почувствовав некоторое облегчение, продолжает пить.



Со мной такое бывало и не раз. Поэтому надежнее после капельницы все же глушить отравленный мозг успокоительными таблетками – алкоголик от них испытывает ощущение сродни опьянению, но при этом этанола в его организм не попадает и процесс очищения от продуктов распада алкоголя происходит менее болезненно, хотя и растягивается как минимум на 2 – 4 дня. При этом желателен, конечно, проблеск сознания у запойника, чтобы он хоть на несколько минут осознал происходящее и свое состояние. Но в крайних случаях прокапать и провести дальнейшие процедуры можно и при невменяемом состоянии «пациента» — лишь бы не буянил и «белочку не поймал».

«Белка», она же белая горячка или delirium tremens (лат.) не приходит к алкоголику пока тот пьет. У пьющего могут быть психозы разных видов, форм и степеней. А белая горячка случается как правило уже после запоя, когда алкаша мучает бессонница. Во избежание делирия прописывают успокоительные и снотворные. Многие алкаши, особенно не из зажиточных, используют доступные по цене и без рецепта корвалол (валокордин), где содержится спирт и барбитурат, как снотворное. Но это чревато – известны случаи «корвалольных запоев», когда алкоголик начинал употреблять этот препарат как замену спиртному.

Однако все вышеуказанные способы выволакивания алкоголика из запоя подходят лишь в том случае, если с алкашом есть рядом кто-то трезвый и готовый о нем позаботиться. Если нет – надеяться алкаш может только на самого себя: что уцелевшие пока остатки инстинкта самосохранения еще могут взять верх над алкогольной программой самоуничтожения. Потому что глубокий запой хронического алкоголика – это грань смерти, открытая калитка на тот свет, перед которой алкаш стоит пошатываясь, чуть сильнее качнет – и провалится в черную жуть бесповоротно.

В последние годы из своих «срывных» запоев я выходил, как правило, сам или с помощью друзей, кто готов был приютить на день-два на «отходняк», пару раз с ночевкой отсиживался в своем арендованном офисе, вызывая туда же спасителя-«айболита» с капельницей и таблетками. Спасали меня только те самые проблески сознания, когда вместо отчаянного рывка за очередной дозой собирал все силы, чтобы вызвать помощь. Благо деньги у меня были, в крайнем случае выручала кредитка или друзья. Потому и жив.

Просмотров: 78

Недавние посты

Смотреть все

©2020 Non vino veritas. Сайт создан на Wix.com