Поиск
  • Tomas Torquemada

Избранное стихоплётство разных лет

Пииты и прочие бумагомараки давно ответили на вопрос - нафига гусям перья? Осталось всего-то ничего: выяснить нафига козе - баян, а попу - гармошка... Кстати, надо спросить у знакомого священника, отличный мужик, мудрый.


*** Меня скоро не станет - мои дни словно капли стекают Я останусь с тобой в содержании строчек и слов Ты любила меня - но ведь годы любовь притупляют. Полюби меня вновь, в пыльных вырезках старых стихов. В них я прежний живу, и люблю тебя с прежнею силою. Только вот целовать со страниц я тебя не могу. Ты, оставшись одна, в этом мире, такая красивая, Будет трудно тебе - приходи ко мне - я помогу.


***

Через страдание приходит понимание. И, может, воспоследует любовь. За резким помутнением сознания наступит прояснение мозгов. Зубная боль приводит к стоматологу, а поиск Истины - прямехонько в запой. И взгляд на мир, такой же, как и смолоду, лишь преломляется твоею сединой. Нечаянно подслушанная повесть о чьей-то боли - вызывает смех... Или - бывает - пробуждает совесть. Но это, к сожаленью, не у всех...


***

Был холодный апрель. Ни сирень не цвела, ни черемуха.

Вспоминаю теперь темной ночи два черных крыла.

Ты, быть может, слезу промокала подушкою досуха

Ну а я горевал: почему же сирень не цвела?

Я тебя провожал и дрожал под прохладою вешнею.

Ты сказала: «Зайди, я бы чаю тебе налила»

И стонала душа соломоновой песнею вечною

Я ответил: «Зачем?». Ты пожала плечами, ушла.

Новый день наступил, бесноватой гордыней наполненный

На окно твое темное я летел всегда, как на свечу

Вспоминая глаза, что слезились любовной истомою

И как вспышкой дуги обжигали призывным «Хочу!»

А апрель все теплел, зеленел, хорошея минутами

И просился на холст, яркой краской его рисовать

Мы гуляли с тобой, словно лошади, мыслями спутаны

Ожиданием полнясь – вот-вот всё начнется опять.

Брезжил серый рассвет, торопил нашу ночь и подхлестывал

Заалеет сейчас и над морем пойдет полыхать

И в горячем бреду, когда сам себя больше не чувствовал

Ухитрилась опять меня счастьем своим напугать…


***

Не разлюбит, не раскается - на цветущие луга

Прибежать не постесняется в ароматные стога...

Только лгут ромашки белые - я сплету из них петлю.

Ничего я ей не сделаю - душу под ноги стелю...


***

В жестком кожаном шлеме, украшенном серебром,

Размахивающей плетью над пляшущим жеребцом,

С короткой кривою саблей, стрел за спиной колчан,

В распахнутой безрукавке на смуглых худых плечах.

В стойбище печенегов, где лошади и костры

Туманом, как белым снегом, затканы их шатры

С маленькой грудью, доступной ласкам степных ветров,

В стоге травы изумрудной встречу тебя я вновь…

…Днем мышкою обернешься – ты просто моя жена,

А ночью опять вернешься – языческая княжна...



***

Неумолимые года

Текут сквозь нас

Как равнодушная вода

Как соль из глаз

А грохот бешеный часов

Звучит в тиши

Мы не жалея сил и слов

Прожить спешим

И мерный маятника бой

Устал считать

За три – наш каждый день с тобой

А ночь – за пять

Твои года, мои года

Нас не щадят

То солнце в небе, то звезда

Восход – закат

Давай не станем их считать

Любовь моя

Когда придется умирать

Чур первый – я…

***

По моей отсыревшей душе

Утюгом прошипела любовь

Испарила усталость и боль

Плесень всю и летучих мышей

Затхлость выветрилась моя

Снова стану хрустящ и свеж

Целомудрие белых одежд

Будет вновь на душе сиять.


***

Заря, хмельная без вина

И на хребте бормочут кедры

Здесь позабудешь свои беды

Поднявшись рано ото сна

Тайги рассветной тишину

Заучишь наизусть невольно

Пойдешь, безродный и бездольный

Ты в никуда и ни к кому

С вершины глянешь, с высоты

Себя воображая птицей –

Когда еще тебе случится

Забыть про скучные мечты?

Над золотистою тайгой

На ощупь кажущейся мягкой

Даешь душе своей отмякнуть

И погружаешься в покой


***

Спишь

Временами вздыхая.

Подмигивает свеча.

Родная,

Моя родная

Начало моих начал.

Спишь

Ото дня отдыхая.

На улице льется дождь.

Молчишь –

Но я-то ведь знаю

Что ты для меня живешь.

Хочешь

Спою я песню?

Ты не услышишь – пусть.

Бог дал –

Мы сегодня вместе

А завтра – уж как-нибудь.

Спишь

Удовлетворённа.

Закрыты шальные глаза.

Я честно

И вдохновлено

Всю правду тебе сказал.


***

А вы говорите – жизнь тяжела

А я говорю – пожалуй.

Но если бы легкой она была

Как одуванчик бы отцвела

И все быстрей бежала

А вы говорите – море проблем

А я говорю – конечно.

Но если б не было их совсем

То и для споров не стало бы тем

Что суетно – что вечно.

А вы говорите – прошла любовь

А я говорю – досада.

Но все, что было вернется вновь

Прольется с неба дождем цветов

Горячим, медовым ядом.

А вы говорите – мол, кровь и грязь

А я говорю – бывает.

У жизни власть, и у смерти власть,

Но наша память – меж ними связь

О тех, кого убивают.

А вы говорите… а я говорю…

Мы спорим, конца не зная.

Я только этой жизнью горю

И вам пожеланья добра дарю.

А боль – себе оставляю...


***

Фиолетовой ночью

Свою ручку наполню

Вспомнить хочется очень

Но – не помню! Не помню!

Лишь горячие слезы

Словно капли в пустыне

Как в апреле березы

Были мы молодыми

Изверженье вулкана

Кровью вспоротой вены

Как осколки стакана

Прозвенят объяснения

И наркоз поцелуя

Остановит дыханье

И петух «Алиллуйя»

Пропоет на прощанье

Что-то стало химерой

Этой ночью глубокой

Та любовь была первой

И такою жестокой


***

Мы с тобою ошиблись

Лет двадцать назад

Спутав линии жизней

В их самом начале

Не винили друг друга

Не прятали взгляд

И ошибки своей

Признавать не желали

Я играю в блэк-джек

У меня перебор

Не губите меня перебором, ромалэ!

На ладони, на картах

В глазах – приговор:

Мы ошиблись с тобой

Жить осталось так мало

Спутал грешное с праведным

Злой соловей

Спутал струны цыган

С перезвоном бокалов

Мы исправим ошибки

Всех прежних ночей!

На руках перебор –

Жить осталось так мало.

Спутал волосы ветер

Со взмахом ресниц

И крупье спутал карты

С печальною вестью.

Я из рук выпускаю

Полсотни синиц

За один только крик

Журавля в поднебесье


***

На моем столе – рабочий хаос

Но зато он очень живописен.

Не люблю порядка в жизни – каюсь

Так же, как однообразных писем.

На моем столе – бутылка водки

Только не простой, а на женьшене

Рядом – фотография красотки

Что ворвалась в жизнь без разрешенья

Мною изувеченный будильник –

Стрелки его в прошлое уходят

Для когтей и для зубов – напильник

И тарелка сотового меда

В кружке порыжел чифир остывший

В стопке книг – полнейшая банальность

Дым струится, сигаретой бывший

И тетрадь, в которой я печалюсь.

Пепельница – раковины дверца –

Дополняет общую картину.

Яблоко. Багровое, как сердце.

И оно надкушено любимой…

…Вот патрон – огромного калибра

Полный смертоноснейшей картечи.

Только мой лимит еще не выбран

Прав был капитан – еще не вечер!

Просмотров: 0

©2020 Non vino veritas. Сайт создан на Wix.com