Поиск
  • Tomas Torquemada

Теоретики и практики алкоголизма

Врачи-наркологи разделят запои по своим градациям, от псевдозапоя, до глубокого. Алкоголики оперируют другими понятиями: КУ (контролируемое употребление), ЕУ (ежедневное употребление) и ЗУ (собственно, запойное употребление). Считается, что КУшник – любить выпить, делающий это время от времени, но не желающий принципиально отказываться от пития, хотя оно порой приносит неожиданные сюрпризы. ЕУшник — тот, кто пьет практически каждый день, как правило после работы, не самыми большими дозами, «для аппетита», «для снятия стресса» и т.п. А вот настоящий ЗУ-алкаш пьет редко, но метко — у большинства запойников между запоями бывают периоды т.н. «просушки», длительностью от 1-2 до 5-6 месяцев и более, в зависимости от напитой стадии. Но все эти виды употребления — алкоголизм как он есть. И ежедневное употребление алкоголя некоторые специалисты склонны считать вялотекущим запоем, а «культурные употребления» по выходным, с вечера пятницы и с опохмелом в течение субботы, а то и воскресенья — «запоями выходного дня».

Я, как и многие, начинал именно с КУ, «выходных запойчиков», которые не считал таковыми. Посидели, засиделись, с утра напились кто минералки, кто чаю-морсу-соку, а к обеду призадумались: а не продолжить ли нам, под что-нибудь вкусненькое, да кино хорошее посмотреть, или на пикничок, на свежий воздух выбраться? Какая в том беда?



А беда была уже рядом. Поджидала с пивком или водочкой за накрытым столом с разносолами или переминаясь в нетерпении на поляне у мангала с дымящимся мясом… И хотя с виду все было «культурно» и не набирался никто до «поросячьего визга», но регулярное пьянство делало свое черное дело — этанол постепенно растворял мои мозговые центры.

Потом я стал пить чаще, уже не дожидаясь выходных – стаканчик доброго виски, рюмка-другая коньяку – эти напитки нравились мне тем, что им не требовалось закуски. И сам не заметил, как мог уже безо всякого повода хлопнуть полстакана прямо с утра, просто так, «для настроения». А днем добавить – «для поддержания». Ну и вечером «догнаться» — чтобы уже нормально расслабиться после сложного и напряженного дня. Не понимая при этом, что сложными и напряженными свои дни делаю я сам.

Сложности были. И в работе, и просто по жизни, вполне реальные. Но пить-то было зачем?! Состояние «подмухости» этих сложностей никак ведь не разрешало и не упрощало, часто вовсе наоборот — еще больше напрягало, нагнетало и усложняло. Вызывало и усугубляло конфликты. Самые главные из которых вызревали внутри семьи, между мной и супругой. На которую я по пьянке обижался за ее якобы «непонимание» моих таких важных, таких серьезных и глубоких проблем, которые я ежедневно самоотверженно так упорно «решаю» и все ведь «по имя благополучия семьи»…

Это называется – эгоцентризмом алкоголика. Который ощущает себя не иначе как центром Вселенной, вокруг которого вертится весь мир. А если не вертится, или вертится недостаточно быстро, или не в ту сторону — алкаш обижается и находит в этом повод выпить. Чтобы ускорить или замедлить это самое вращение мира вокруг его – Моей! Самой! Важной! – персоны.

Так к постоянному скрываемому страху алкоголика примешивается еще и обида – на что или кого угодно и по любому надуманному поводу. У меня, помимо страха копились и обиды, прежде всего на бывшую уже супругу и на покойного уже начальника. По моему алкоголическому мнению они меня недооценивали, недохваливали и недоуважали – не то, что собутыльники и «понимающие друзья», с которыми мы были «уважаемые люди».

Но все эти переживания присущи алкоголику, который еще при памяти. Но не в глубоком запое, который, по сути, является пограничным состоянием между жизнью и нежитью. Глубокий запой – это когда сознание просто не успевает проясняться. Там лишь обрывки мыслей, иногда даже кажущихся гениальными, там навязчивая музыка звучащая где-то или прямо в моей голове (на слэнге алкашей «радио»), а одном из запоев ко мне привязалась песня группы «Любэ» «Ребята с нашего двора», так, что я до сих не могу ее слышать без внутреннего содрогания. Там кошмарные сны в промежутках короткого пьяного забытья, хорошо если в час-полтора, а то и минут 15-20 всего. Там кошмары наяву, галлюцинации зрительные, слуховые, а иногда даже тактильные, когда чувствуешь прикосновения, обычно неприятные и пугающие – мне известен пример, когда алкаш в запое ощущал проволоку, якобы застрявшую в зубах, и пытался выдирать ее плоскогубцами. Сам я видел шныряющие по темным углам юркие тени, вроде мелких хищников, и включив свет пытался их найти, а выгуливая собаку между гаражами при луне, подсвеченной белым снегом, ясно видел висельника на углу одного из гаражей. Это и привело меня к мысли, что запой – калитка в преисподнюю.

Просмотров: 0

©2020 Non vino veritas. Сайт создан на Wix.com