Поиск
  • Tomas Torquemada

Шанс выжить через бессилие

Впрочем, у алкоголиков случаются и вялотекущие, «лайтовые» запои – чаще у тех, кто еще не напил себе серьезную вторую стадию. При таком варианте алкаш может долго, иногда неделями, пить и оставаться при памяти, даже вести какую-то повседневную активную жизнь. Некоторые ухитряются даже работать в таком состоянии – если, конечно, профиль их деятельности это позволяет – но чаще у алкашей такие долгоиграющие «лайт»-запои случаются в период безделья: в отпусках, на каникулах, при отсутствии необходимости работать. Потому, что алкоголики в большинстве своем весьма чувствительны к мнению других и склонны обманывать самих себя, утешаясь тем, что «никто не замечает». Я же хожу не шатаясь, язык в речи не заплетается, прилично одет, умыт, причесан, благоухаю парфюмом в стремлении забить перегар. В особенности это присуще дамам-алкашкам, хотя и мужики-алкаши часто думают о себе и своем состоянии то же самое.

Такой период был и у меня – давно, правда. Когда я еще упорно не хотел признавать себя алкоголиком и старался делать вид, что все происходящее со мной – нормально. И очень было обидно, когда при посадке в маршрутку от меня шарахались дамы-пассажирки, да и мужчины, включая водителя, кривили лица и качали головами. Ведь перегар при многодневном употребе становится хроническим и буквально въедается в кожу, а вернее – исходит от нее, и никакими жевательными резинками, леденцами и одеколоном этот запах не перебить. Даже регулярное мытье тела от него спасает лишь до первого пота, а потеют пьющие алкоголики сильно, при малейшей нагрузке.

Самое же страшное в таком вялотекущем запое то, что он дает алкоголику иллюзию некоего контроля над ситуацией. Алкоголик пьет и верит, что он в силах удержать ситуацию под контролем, а себя – в рамках приличий. Тогда как на самом деле из этих рамок он явно вывалился, а контролем давно и не пахнет – зато сильно пахнет совершенно другим.


(На фото - я, собственной персоной, в роли пьяного Гэндальфа на пороге запоя)


Я, как алкаш, прошел этот путь. Я обманывал себя, старался обмануть и других, и мне это даже порой удавалось – но только благодаря тому, что из обычных людей, не знакомых с проблемой алкоголизма, многие фиксируют лишь самые явные признаки опьянения. Те самые: несвязную речь, шаткую походку, красный набухший нос – классику, показанную в комедиях или на сатирических плакатах советских времен. Тогда как алкоголик – притворщик и изощренный лжец, знатный манипулятор, и до определенной стадии еще способен изображать нормального человека, при этом выдавать симптомы опьянения за физическое недомогание – злую простуду, например, из-за которой покраснели глаза с лицом и тяжелое дыхание.

Медки и люди, живущие с действующим пьющим алкоголиком, эти попытки притворства вычисляют с первого взгляда, им даже перегар чуять не нужно, и так все ясно. Да и сами алкаши «своих» определяют на раз-два – по тем самым признакам, которые давно им знакомы из отражения в зеркале. Нет смысла врать таким же, как сам, а самому себе – тем более. Но эта простая истина доходит до сознания алкоголика далеко не сразу, да и доходит она не до всех. На этом принципе – бессмысленности вранья другим алкашам – строится программа выздоровления сообщества Анонимных алкоголиков. Где первый из 12 шагов – признание своего бессилия перед алкоголем и того, что я, алкаш, утратил контроль над своей жизнью.

Я очень долго не мог сделать этот самый первый шаг. Даже после того, как прекратил бухать и прожил трезвым сначала почти год, а потом и больше года. Но признание утраты контроля над своей жизнью мне не давалось: ну как же? Я же могу многие месяцы не пить, я успешно работаю, добиваюсь определенных успехов, решая, нередко, довольно сложные задачи, в быту, в семье, в творчестве. Как же я не контролирую свою жизнь, обеспечивая семью, поддерживая теплые отношения с близкими, решая их проблемы? И только сеанс у психиатра-нарколога, к которому меня привело обострение чувства раздвоенности моей личности в спорах с самим собой, помог мне определиться с темой контроля собственной жизни.

Подобно Воланду на Патриарших прудах, врач мне доходчиво объяснил, что моей жизнью управляю не я сам, а этанол – действуя на мою личность через разрушенную им часть моего мозга. И своей работой, достижениями и успехами я всего лишь пытаюсь доказать свою состоятельность никому иному, как этому самому этанолу. Неодушевленному химическому составу, разлитому в бутылки. Проще говоря, споря с самим собой и доказывая что-либо самому себе, я веду диалог с бухлом в своей голове. А коль скоро это бухло в голове моей сохраняется и являет для моей человеческой личности некую ценность – такую, что я с ним даже беседую, спорю и выпендриваюсь перед ним! – то и управляет мной это самое бухло. Перед которым я давно бессилен, а оно легко может затащить меня в магазин, в запой, прямо в ад.

Просмотров: 82

Недавние посты

Смотреть все

©2020 Non vino veritas. Сайт создан на Wix.com